Дневник

Murasaki, Louve, Must II, Rose Irisee

25 декабря Торчу у окон ранним утром – на Рождество выпал снег. Думала, что буду носить какие-нибудь Курильни или Хабаниту в такую погоду, но подобное теперь кажется лучше всего, когда кроме снега ничего не видишь по полгода. А если снежность – это чудо, хочется звенящей чистоты и кристальности. Значит нужно смотреть на японцев. Достала Murasaki Shiseido, а там такие зеленые гиацинты вышли солировать, вспомнилась сказка “12 месяцев” Маршака, только не с подснежниками под Новый год, но гиацинтами.
По нашему лесу носятся счастливые собаки и их хозяева в традиционных рождественских ugly sweaters и шапках с помпонами под мягким снегопадом. А дома тепло, пахнет ёлкой, в кружке какао с корицей и под боком пурчат котики. Счастье как всегда в маленьких деталях.

27 декабря Выдержанный в дубовых бочках кленовый сироп приобретает нюансы, напоминающие портвейн. Сегодня завтракаю очень неспешно, смакуя новый вкус вафель с этим сиропом. Хотя позже перекус чашкой кофе с нюрнбергским лебкухен тоже был нетороплив и очень смачен. Может это жизнь так замедляется, сжимается пружиной, чтобы с Новым годом выстрелить и задвигаться. Десертная тема продолжена и в SOTD – Louve Serge Lutens.

6 января В больнице накрывают галлюцинации – откуда-то пахнет табак блондом. Не ожидала, что запах духов, пусть и воображаемый, настолько сможет облегчить моё состояние. А у меня с собой из пахучего только ирисовый крем для рук Frederic Malle.

22 января Впервые за две с лишним недели сама за рулём. Да ещё и одна на какое-то время. Совсем одна. Включила на хайвее Queen of the Night погромче. Я в эти дни точно королева ночных бдений.
В саду начали проклёвываться анемоны, тюльпаны, ирисы и нарциссовая аллея. Тёплая, и даже солнечная зима в этом году, а теперь уже скоро-скоро весна. Она неизбежна.
Наконец в мои руки попал долгожданный к знакомству Cartier Must II – шипристая древесность, этакая ядрёнавошь очень в духе своего времени, с горько-цветочной окантовкой и мягкой базой.

27 января Прогулка по безлюдной набережной. У воды так промозгло, даже горячий чай с молоком и специями не грел.
Пирсы и озёра под пасмурным зимним небом и холоднющим ветром у меня всё ещё ассоциируются с февральской Италией. И я очень скучаю по европейским путешествиям, конечно.
Au Pays de la Fleur d’Oranger Rose Irisee – про все любимое и одно невыносимое. Это и помадный ирис в начале, и табакблондовая база, во что я до сих пор поверить не могу. Ну вдруг почудилась такая псевдо винтажность, или просто давно не носимые перчатки сохранили табак блонд на себе, введя меня в заблуждение. И вся красота вкупе с преследующей меня в парфюмерии, уже нередко, дихлофосинкой.

2 comments

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s